Личный кабинет En / Ru Презентация

Справочная ГКБ
с 8:30 до 19:00               
+7 (499) 179-67-85
Роддом при ГКБ +7 (499) 179-78-11
Роддом №8   +7 (495) 709-17-10      
Госпитализация
иногородних
+7 (495) 587-70-88      
Москва, 109263, ул. Шкулева, д. 4
gkb68@zdrav.mos.ru

Новый метод диагностики рака легких доступен в Москве

5  Апреля  2017 года

Если человек не испытывает недомоганий и не жалуется на здоровье, то это не повод пренебрегать диагностикой онкологических заболеваний. Тем более сейчас в столице на базе десяти поликлиник реализуется пилотный проект исследования рака легких. О новом методе рассказал Сергей Морозов, профессор кафедры лучевой диагностики и лучевой терапии ММА им. И.М.Сеченова, директор ГБУЗ "Научно-практический центр медицинской радиологии ДЗМ", главный внештатный специалист по лучевой диагностике департамента здравоохранения Москвы.

— Расскажите о новом проекте выявления рака легких.

— Низкодозная компьютерная томография (НДКТ) — скрининг легких, позволяющий выявить даже незначительные отклонения. Это обследование направлено на то, чтобы у людей без диагностированных заболеваний или жалоб, выявить патологию в самом зачатке.

Врач получает изображение всей ткани и находит самые маленькие очаги опухоли, размером 6-8 миллиметров. Более того, в программе есть метод анализа изображения: компьютер подсказывает врачу, где может быть опухоль.

Томографы подключены к единой радиологической информационной системе (ЕРИС). Благодаря этому наши эксперты могут видеть процесс обследования и помогать врачам избежать ошибок. Если у доктора возникают сомнения, он может проконсультироваться.

Применяя программу НДКТ, мы ожидаем, что увеличится количество ранних раков. Может показаться, что онкологических пациентов станет больше. Нет, мы их просто найдем раньше. Так бы они выявлялись на протяжении следующих лет, а мы их перехватываем. Каждый год появляется несколько тысяч пациентов, причем 75% из них — на 3-4-й стадии болезни, когда возможности медицины уже ограничены.

Преимущество этого обследования — обнаруженные опухоли на ранней стадии можно вылечить. Сейчас появились методики радиотерапии, радиохирургии, торакоскопической и роботизированной хирургии, таргетированное лечение, которые позволяют это делать.

Применение низкодозной КТ позволит снизить смертность от рака легкого, а в Москве это огромная проблема, потому что этим никто целенаправленно не занимается.

— Чем НДКТ принципиально отличается от флюорографии, которая делается ежегодно?

— Каждый метод скрининга используется для выявления какой-то конкретной болезни. Флюорография как метод скрининга рака легкого не работает. Она работает как метод исключения какой-то явной, грубой патологии легких.

Флюорограф обследует в день более 100 человек, просматривает огромное количество снимков, то есть какую-то мелкую патологию он уже не ищет.
Говорить о флюорографии как о методе ранней диагностики рака легкого невозможно. Очаг в размере около сантиметра на флюорограмме при таком потоке пациентов выявить практически нереально.

Доступность и практичность
— Программа скрининга бесплатна?

— Все клиники работают по ОМС, поэтому с пациентов вообще никаких денег не берут. И это исследование также проводится в рамках ОМС.

— Любой москвич может пройти НДКТ?

— Да. Сейчас проще прийти тем, кто прикреплен к поликлиникам, участвующим в проекте, ведь финансирование идет по принципу прикрепленного населения. Но я надеюсь, что между медицинскими учреждениями будут взаиморасчеты, чтобы люди из других районов могли пройти обследование. Но и сейчас, скорее всего, им никто не откажет.

Надеюсь, когда в программе примут участие все поликлиники столицы, она станет доступной для всего населения.

— Почему такое внимание именно к раку легкого?

— Потому что по остальным видам рака хоть какие-то действия предпринимаются, а по раку легкого — ничего.

Флюорография направлена на выявление туберкулеза и, как я уже сказал, не имеет высокой точности. Соответственно, она никак не влияет на выживаемость пациентов и больных раком легкого.

Поэтому мы с коллегами предложили запустить компьютерную томографию как метод низкодозного скрининга. Для этого отобрали учреждения, настроили аппараты так, чтобы лучевая нагрузка была минимальная. А по законодательству лучевая нагрузка должна быть меньше одного миллизиверта, чтобы можно было применять методику как диагностическую. При таких настройках можно массово исследовать пациентов.

Мы объясняем, почему надо пойти и проверить легкие, особенно если человек входит в группу риска — курильщик (даже в прошлом) после 55 лет. Если будут обнаружены признаки заболевания, то его можно на ранней стадии вылечить.

— Кому еще следует пройти обследование, кроме курильщиков?

— Люди, которые работают на заводах, в контакте с асбестом, с пылью, всем, кто должен применять респираторы, и подверженным любым хроническим заболеваниям легких, обязательно должны регулярно проверять состояние легких. Но этих пациентов нельзя включать в скрининг — они уже стоят на контроле у врачей.

Речь идет о тех, кто не имеет никаких жалоб. Вот им и надо идти на обследование.

Пока гром не грянет, мужик не перекрестится
— Очень тяжело русских людей загнать в поликлиники, чтобы просто провериться…

— И не только в России. Например, по скринингу рака молочной железы в разных странах мира посещаемость программ — от 30 до 70%. Ни в одной стране мира нет 100%.

В среднем 70% — это самая лучшая цифра, самый высокий показатель. И для того, чтобы такое количество людей приходило на исследование, недостаточно об этом даже сказать. Человек должен узнавать об этом непосредственно от врача и из СМИ. Самое эффективное средство — когда вам приходит письмо или СМС о том, что настал черед проходить обследование, с указанием времени и ссылки, где можно записаться на прием.

Нужно активно собирать пациентов, не призывами, а записью на конкретный день и число.

Я очень надеюсь, что по мере развития программы у нас получится достучаться до пациентов.

— Что нужно сделать для внедрения программы НДКТ во все поликлиники Москвы?

— Сейчас в пилотном проекте участвуют десять поликлиник. Я надеюсь, что к концу года мы уже всю столицу заведем в проект.

Для этого, прежде всего, должен быть компьютерный томограф, который позволяет проводить низкодозное исследование. Понятно, что должны быть специалисты. Также требуется соединение с ЕРИС, чтобы можно было проконсультироваться.

Наши сотрудники помогают настроить программы сканирования. Мы обучаем врачей, объясняем, что надо делать, как и куда дальше направлять пациента, если возникает необходимость.

Рак — это не всегда приговор
— Когда есть хоть какой-то намек на рак, чаще всего пациент начинает паниковать. А что ему на самом деле нужно делать?

— Я надеюсь, что никто из врачей не индуцирует пациента на панику. К этому надо относиться спокойно и рационально. Да, может, и найдут, но надо посмотреть, что. Если это действительно рак, то есть множество способов лечения.

Это как с любой другой болезнью. Можно переживать, а можно просто понимать, что есть проблема и ее надо решить. И лучше сделать это на ранней стадии, а не дожидаться более сложных проявлений, когда уже невозможно помочь.

— Для большинства слово "рак" практически синоним "смерти".

— Это совершенно неправильное отношение, которое формируется в том числе и через СМИ.

В научной работе обычно публикуют только положительный результат. Если же речь заходит о случаях рака, чаще публикуются плохие результаты, когда нет лечения, неутихающие боли, которые доводят до самоубийства. Это огромная проблема, в онкологии много организационных сложностей. Да, мы чаще слышим о случаях, когда все плохо. Наблюдаем в социальных сетях больных онкологическими заболеваниями, которые регулярно выкладывают фотографии о том, как они переживают болезнь, как с ней справляются или не справляются. Это находит широкий отклик.

А те пациенты, которые заболели раком и вылечились, обычно молчат. Они никому не рассказывают. Заболел, вылечился, работает дальше. Человек не хочет, чтобы кто-то знал, что он переболел онкологическим заболеванием.

— Какой примерно процент выздоровления при онкологических заболеваниях?

— В онкологии всегда идет речь о пятилетней выживаемости. Не говорят "всю жизнь" — вдруг может развиться какая-то другая, не связанная опухоль.

При опухолях крови выздоровление достигает 100%. В случаях ранних стадий рака молочной железы — до 90%. При опухолях желудка или толстой кишки поменялись методы хирургического лечения, новые виды операций в сочетании с ранней диагностикой дают результат более 80%.

Раковые клетки есть у каждого человека. Но у кого-то своя собственная иммунная система настроена, чтобы с этими клетками справляться на ранней стадии, у кого-то нет.

Не надо забывать: рак бывает разным. Существуют онкологические болезни-черепахи, которые медленно-медленно ползут, и не надо пытаться за ними угнаться. Существуют онкологические болезни-птицы, которые моментально упорхнули и поймать их невозможно. А существуют болезни-кролики, которые бегут, и вот их можно попытаться догнать.

Те раки, которые развиваются очень медленно, — с ними вообще ничего делать не надо. Сейчас распространена концепция watchful waiting, то есть просто наблюдение за больными. Например, пожилой мужчина с раком. Болезнь развивается медленно, и его действительно лучше не трогать. У этого человека вероятность смерти от рака очень низкая.
Обратная ситуация — когда опухоль очень быстрая, с которой просто невозможно ничего успеть сделать.

В серединке находятся те, которым можно помочь, и они излечиваются очень часто. Действительно, современные методы и таргетная химиотерапия позволяют точечно избавляться от клонов опухолевых клеток, останавливать их рост или даже убивать.

— Когда вы планируете внедрить проект во все столичные поликлиники?

— В конце года. Нам надо в течение этого года проработать все методологические аспекты, сам проект, чтобы на пациента уходило не 10-15 минут, как сейчас, а не более 5 минут.

Не надо бояться, если ты в группе риска, нужно идти обследоваться, получить какую-то гарантию и успокоиться. Хорошие новости для человека — убедиться, что ничего нет. Это очень мощный эмоциональный фон. Люди после этого начинают заниматься спортом, строить новые планы.

Пилотный проект осуществляется на базе десяти московских поликлиник и ГБУЗ "Московский научно-практический центр борьбы с туберкулезом ДЗМ".

1. ГБУЗ города Москвы "Городская поликлиника №109 Департамента здравоохранения города Москвы".
2. ГБУЗ города Москвы "Городская поликлиника №36 Департамента здравоохранения города Москвы".
3. ГБУЗ города Москвы "Городская поликлиника №5 Департамента здравоохранения города Москвы".
4. ГБУЗ города Москвы "Городская поликлиника №180 Департамента здравоохранения города Москвы".
5. ГБУЗ города Москвы "Городская поликлиника №45 Департамента здравоохранения города Москвы".
6. ГБУЗ города Москвы "Городская поликлиника №170 Департамента здравоохранения города Москвы".
7. ГБУЗ города Москвы "Городская поликлиника №2 Департамента здравоохранения города Москвы".
8. ГБУЗ города Москвы "Диагностический центр №5 Департамента здравоохранения города Москвы", филиал №5.
9. ГБУЗ города Москвы "Городская поликлиника №12 Департамента здравоохранения города Москвы".
10. ГБУЗ города Москвы, "Диагностический центр №212 Департамента здравоохранения города Москвы".

Ссылка на публикацию: https://ria.ru/disabled_position/20170405/1491543096.html

Возврат к списку